НовостиМузыкаВидеоТекстыФотоАрт
ссылка 5
поделиться
mumiytroll
pungin2_200.jpg
Наш традиционный экскурс в прошлое музыкантов группы «Мумий Тролль» в случае барабанщика Олега Пунгина пришёлся на время, когда на Kroogi не только уже полностью открыты для скачивания все студийные альбомы, но и вот-вот появится новая работа, создававшаяся во время кругосветного путешествия на борту парусника «Седов».
Наш разговор состоялся за считанные часы до открытия Владивостокского фестиваля V-ROX, где группа представляет долгожданный альбом «SOS Матросу». Один из самых опытных барабанщиков на современной российской сцене, Олег впервые оказался за ударной установкой в детстве, провёл за ней всё время службы в армии и в итоге попал в «Мумий Тролль» уже зрелым музыкантом, обеспечив группе надёжный тыл.

– Олег, некогда в одном из своих интервью ты признался, что больше всего не любишь давать интервью. Скажи, у меня есть шанс?

– Дело было так: на первых съёмках для телевидения группы «Счастливое Детство» в прямом эфире ко мне поднесли микрофон и задали вопрос. Я тогда испугался и расплакался. Видимо, этот детский комплекс так и завис во мне. Такая вот история.

– Давай со счастливого детства и начнём... Что это была за группа?

– Я попал в этот ансамбль примерно в 1976 году, когда пошёл в первый класс. До этого я занимался в танцевальном кружке. У нас во Владивостоке был такой Дворец культуры имени Ленина, где, кстати, Илья Лагутенко пел в детском хоре мальчиков. И мы уже тогда были на одной сцене, но в разных коллективах – и не знали друг о друге.

Мне всегда нравились барабаны, и я попросил маму записать меня в кружок, который назывался «Счастливое детство». Пришёл играть на барабанах, а мне дали бас-гитару, поэтому неделю я ходил очень недовольный, но когда стали выбирать барабанщика, я исполнил одно упражнение лучше всех – и стал им.
А дальше у меня были концерты… И поскольку я танцевал и играл в ансамбле, мне приходилоcь разрываться, и в конце концов настал период, когда нужно было выбирать между танцами и музыкой, и я выбрал барабаны. Так с тех пор и барабаню.
Кстати, группа «Счастливое детство» пользовалась большой популярностью. Каждый год мы объезжали все детские лагеря, а в 1978 году нас пригласили в Москву на съёмки «Голубого огонька» представлять весь Дальний Восток, и в итоге мы оказались в останкинcкой студии в кругу людей, которых знала вся страна. Там были Муслим Магомаев, София Ротару, Владимир Винокур.
Так что с первого по десятый класс я и провёл в этом ансамбле своё счастливое детство.



– И попал в ансамбль песни и пляски Тихоокеанского флота, правильно?

– Да, пошёл служить в ансамбль песни и пляски Тихоокеанского флота, где прослужил два года, а потом ещё и отработал три года барабанщиком. В моей жизни это особо ничего не изменило – мы тоже много ездили на гастроли в разные города и даже разные страны. Первым моим серьёзным выездом за границу стала поездка во Францию в рамках культурного обмена. Мы тогда за месяц объездили всю Францию и играли по два концерта в день.
Потом были Германия и Америка...
В общем, меняются в моей жизни только коллективы... Доходит до смешного: сейчас мы выступаем в «Мумий Тролле» в матросских тельняшках, а ведь я и служил в тельняшке, и даже когда с группой «Счастливое детство» мы приехали на съёмки для «Голубого огонька», то тоже оделись в морскую форму как представители дальневосточного портового города.

– Но твой приход в «Мумий Тролль» был ещё как-то связан со студией звукозаписи, в которой ты работал?

– Да-да, была у меня такая студия звукозаписи, где я записывал разных местных артистов, рекламу для радио, заставки, джинглы... В 1997 году пришёл ко мне продюсер и сказал: «Слушай, ты же барабанщик, хоть и бывший...
Короче, есть такая группа «Мумий Тролль», нужно их выручить, отыграть шесть концертов». Я действительно к тому времени лет пять уже не играл на барабанах, а играл, в основном, на басу. К предложению я сперва отнёсся без особого энтузиазма, но потом подумал: «Почему бы не тряхнуть стариной?» В итоге мы отыграли эти шесть концертов, и на одной репетиции Илья спросил, какие у меня планы на будущее.
Я ответил, что планы у меня простые: заниматься тем, чем я сейчас занимаюсь. И мне предложили поехать в тур с группой на три месяца. И с тех пор всё это и продолжается уже шестнадцать лет.

– Я слышал, ты владеешь и другими инструментами...

– Ну «владеешь» – это относительное понятие. Я играю на клавишах, гитаре, басу, барабанах… Вообще, у меня хорошая «ресторанная школа». Некогда в ансамбле песни и пляски мне ещё пришлось освоить ксилофон, и лишним это не стало – в новом альбоме «SOS матросу», к примеру, я играю на таком инструменте, как маримба. Так что, как видишь, всё в жизни пригодилось.

– Я слышал, что в «SOS матросу» вообще много экзотических инструментов...

– Да, он этим сильно отличается от предыдущих. Мы попали в такую студию, где оказалось невероятное количество винтажных инструментов, причём настолько старых, что я даже не мог подобрать им названий. Глаза разбегались, мыслей было много, хотелось всё попробовать…
Чем, собственно говоря, мы там и занимались. Нам очень повезло с продюсером, это был такой смешной хороший и добрый парень в ботинках разного цвета, и он нам говорил: «Делайте что хотите, а я уже выберу то, что надо для работы». Поэтому творчеству не было предела…
В связи с этим звук нового альбома очень сильно отличается от всех остальных, однако остаётся при этом очень современным. Я думаю, потому, что всё новое – это в итоге хорошо забытое старое.

– Пару слов о фестивале V-ROX... Насколько я понял, вы представите этот новый альбом. Чего ещё стоит ожидать от ваших выступлений на этом фестивале?

– Обо всём что будет, известно только Илье, но я думаю, что в итоге мы откатаем новый альбом на всём Дальнем Востоке, и вероятно подтянем детский хор.

– В чём секрет долголетия группы? Вы все вместе играете уже без малого шестнадцать лет.

– Наверное, люди, которые работают вместе, должны обладать выдержкой, терпением и лояльностью друг к другу. Как минимум, уметь друг другу не надоедать. Возможно, если бы мы каждый день помимо работы проводили время вместе, то быстро бы друг другу надоели. Но у нас основное общение происходит именно на сцене, а это процесс очень интересный, тем более, что каждый концерт «Мумий Тролля» не похож на другой.
Мы играем не так, как это было некогда заучено, но так, как чувствуем в данный момент. Именно поэтому у нас мало репетиций. Мы просто доверяем друг другу, за столько времени, что мы провели вместе, мы уже поняли, чего друг от друга ожидать.
Наверное, в этом и секрет.

– Есть ли у тебя наблюдения над тем, как изменилась аудитория группы?

– Я очень спокойно отношусь ко всему, что происходит вокруг. На сцене я всегда занят, порой даже некогда воды попить, так что мне не до наблюдений. Но я думаю, что публика растёт вместе с группой. Плюс я знаю, что появляется молодёжь, которую родители воспитывали на музыке «Мумий Тролля». И это передаёт нам тоже какую-то энергию жизни.



– Какие впечатления у тебя остались от кругосветного путешествия, в котором вы провели последний год?

– Сама кругосветка это и есть самое яркое впечатление. Для меня было очень интересным общение с командой парусника «Седов». Я подружился с ними и очень много времени проводил на капитанском мостике с моим товарищем Олегом, который рассказывал мне о своих походах и о том, как работают приборы и как прокладывать маршрут на карте.
В море я не первый раз – ещё когда служил в ансамбле песни и пляски, то прошёл весь Тихий океан буквально вдоль и поперёк.
Но за морем всегда интересно наблюдать, оно не надоедает. Интересно видеть, как оно волнуется, как успокаивается, как меняет цвет. А когда тебя сопровождает группа дельфинов за бортом, или рядом появляется спина кита – это же удивительное зрелище.
Так что всякий раз бываешь поражён, насколько там отличная от нашей жизнь, в которую ты не можешь проникнуть и не можешь её понять никаким образом. И всё что тебе остаётся – это просто наблюдать её со стороны и наслаждаться этим зрелищем.

Беседу вёл Дмитрий Попов (Kroogi).
Использованы фото Сергея Сергеева и Максима Манджи.


22 авг. 2013 03:07
ссылка комментировать
поделиться
mumiytroll
lagutenko_bw.jpg
О том, что мы будем записывать «8», я знал сразу после завершения работы над «Амбой» – у нас к тому времени скопилось много песен, не вошедших ни в один альбом. Для «Амбы» мы отбирали только то, что хорошо звучало в живой аранжировке, но если возникали сомнения, как например, с песней «Фантастика», то мы оставляли композицию до следующего раза.

В Лос-Анджелесе во время записи «Амбы» мы познакомились с большим количеством интересных людей, но к тому времени многие большие студии стали закрываться, либо искать какие-то новые пути, чтобы поддерживать себя на плаву.
Весь студийный бизнес потихоньку стал идти вниз. И так получилось, что студию Ocean Burbank нам предоставили для записи альбома совершенно бесплатно, потому что у её хозяев оказались свои планы реанимации бизнеса.
Они решили не брать с нас денег, чтобы опробовать некую новую бизнес-модель, и поначалу это оказалось для нас очень неплохой подмогой. У нас было неограниченное количество времени в очень большой студии – там можно было бы записывать целый оркестр. Но мы были как бы подопытными кроликами, на которых хозяева пробовали свои новые идеи, и это не могло не отразиться на студийной работе.
Например, в студии мог внезапно вырубиться кодиционер (а в Лос-Анджелесе в такой ситуации моментально нагреваются все приборы), и подобная история могла привести не к одному дню простоя.

Некогда я говорил о том, что альбом «8» может стать последним в истории группы, потому что тогда уже было понятно: выпуск альбомов как бизнес уже никогда не станет таким, как раньше. Это была действительно наша последняя вменяемая сделка по продаже альбома: группа «Союз» купила его за хорошие деньги, и я думаю, что они ещё успели их отработать, хотя уже тогда все говорили о том, что продажи дисков падают и продолжают падать.
Насколько я помню, этот диск был тогда лидером всех продаж. Он уверенно держался и, наверное, стал одним из последних альбомов, который был издан на физическом носителе и при этом продавался многотысячными тиражами.
И я уже понимал, что ещё два-три-четыре года – и эта система вовсе перестанет существовать, потому что стремительно росли продажи музыки онлайн, и нужно было уже начинать смотреть в эту сторону.
Так что это была финальная точка, поставленная нами в 2008 году, и завершившая двенадцатилетний цикл, на протяжении которого «Мумий Тролль» строил свою историю.
Двенадцать лет прошло с момента сдачи первого альбома, и за это время произошло много изменений: в личной жизни у всех музыкантов, в творчестве и в мире.
Поэтому я решил, что не стоит откладывать дела в долгий ящик, а нужно собрать всё, что есть и выпустить один большой альбом.
И не зря последняя песня на нём называется «Круг замкнулся».

08 авг. 2013 03:11
ссылка комментировать
поделиться
mumiytroll
bjorn-at-work2.jpg
Видеоклип на песню «Контрабанды» группы «Мумий Тролль» принято считать одним из самых революционных во всей индустрии музыкальных видео.
Снятый в 2008 году, он был назван прессой «новым словом», а Музей современного искусства бельгийского города Антверпена, в котором проходили съёмки, даже планировал включить видео в свою экспозицию – как уникальное по артистичности и технологии создания.
«Эта видеоинсталляция представляет собой движущуюся проекцию движущегося же изображения на объекты окружающего мира, и в этом угадывается вечная погоня за человеческими ценностями», – писали арт-критики.
С того момента, как клип увидели зрители, прошло пять лет, и приём, использованный шведским режиссёром Бьорном Тагемосом (Bjorn Tagemose), с тех пор десятки раз эксплуатировался фотографами и операторами по всему миру. Сегодня, когда проект «Наше Время: Твой Free Мумий Тролль» подошёл к альбому «8», нам показалось важным напомнить, кому принадлежала пальма первенства, и попросить режиссёра поделиться своими воспоминаниями.
Заметим, что к моменту съёмок клипа для «Мумий Тролля» Бьорн со своей студией под названием Shoot The Artist уже был известен сотрудничеством с Джульетт Льюис (Juliette Lewis) и её группой Juliette and the licks, Мейси Грей (Macy Gray), Тиесто (Tiesto), а также коллективами Axelle Red и Kane.

– Бьорн, расскажите, как вы встретились с Ильёй.

– Мы познакомились через одного моего друга, и за первые пять минут беседы по телефону я уже убедился, что мы с ним говорим на одном творческом языке. В то время у меня не было ни малейшего представления о том, что он большая звезда и даже легенда в России.
Я просто увидел фантастического человека, открытого и всё понимающего, а это, я должен признаться, большая редкость среди звёзд. Да, после стольких лет внимания оставаться собой – это редкость.
И конечно, музыка, которую он пишет, отражает его личность.

– Как вы снимали это видео? Как я понимаю, у вас был проектор, который вы установили на автомобиль…

– Всё так, и для того времени это было довольно ново. Мы ведь делаем не только видео для артистов и музыкантов, мы и тогда снимали, и сейчас продолжаем снимать концерты и шоу, так что нам приходится много экспериментировать и придумывать.
Когда мы начали работать с Ильёй, то обнаружили, что у него есть талант артиста или, если хотите, мима.
То, как он двигает своим телом и лицом, просто потрясающе. Мы захотели снять его для нового проекта, который в общих чертах у меня уже был в голове. Ещё мне тогда пришло в голову, что поскольку песня называется «Контрабанды», и речь в ней идёт о нелегальных операциях, то и процесс съёмок должен быть обязательно опасным. Так что мы поставили проектор на автомобиль, присоединили к нему генератор и… Потом многие стали использовать этот трюк – и в России и в других странах.
Я слышал, что в России даже проектировали изображения на Кремль и Эрмитаж. И конечно, мы не представляли, что это вызовет такой эффект…



– Вы понимали смысл этой песни?

– Да, Илья перевёл нам текст. Нам также рассказали про Владивосток, который некогда был известным гангстерским местом. Вообще, мне очень понравился юмористический поворот, который Илья добавил этой теме.
Я очень люблю это сочетание юмора и жизни в русской литературе, которой я, кстати, большой поклонник. Например, я хорошо знаю и люблю роман Булгакова «Мастер и Маргарита», где есть такое сочетание юмора, загадки и жизни…
Вообще, я должен заметить, что скандинавский юмор и русский очень похожи.

– Почему вы выбрали бельгийский Антверпен для съёмок?

– Это большой порт – и этим он похож на Владивосток. Несомненно, как в любом портовом городе, там полно контрабанды. Так что, если Владивосток – это ворота в Россию с Востока, то Антверпен – ворота в Европу с Запада.

– А как люди реагировали на то, что вы светили в окна ярким лучом проектора?

– Конечно, то, что мы делали, было совершенно нелегально. У нас не были никаких разрешений, но это было частью работы. Проектор стоял в машине рядом с окном, но был прикрыт. А теперь представьте, что на здание проецируется кино, но никто не понимает, откуда оно взялось.
Для людей это был шок. Кстати, на видео есть пара кадров, где изображение проецируется на дождь, для меня это ещё интереснее...

– Вы часто использовали подобные трюки с другими артистами?

– То, что мы снимаем, зависит от артиста, и довольно часто включает в себя очень большую и сложную работу с аниматорами, сценографами, хореографами… Но нас всего четыре-пять человек в студии, так что приходится быть креативными.
На самом деле, технология, использованная в «Контрабандах», очень простая – проектор и машина. Но в этом и её сила. Как и в том, что мы любим работать с музыкантами из самых разных стран, придумывая каждый раз что-то новое.
Так что весь мир – это наша съёмочная площадка.

Беседовал Дмитрий Попов (Kroogi).



Director: Bjorn Tagemose
http://shoottheartist.com
07 авг. 2013 03:27
ссылка комментировать
поделиться
mumiytroll
v-rox.jpg
Меньше двух недель осталось до начала фестиваля V-ROX, который пройдёт 22-25 августа во Владивостоке. По идее организаторов фестиваля, V-ROX это «дерзкая и громкая попытка сделать Владивосток культурным центром Тихоокеанского региона — и помочь молодой российской музыке покорить большую мировую индустрию».
За три летних дня посетителей фестиваля ждут не только концерты, но и лекции и мастер-классы, которыми будет захвачен весь Владивосток.
Основатель и куратор фестиваля Илья Лагутенко считает, что «Vladivostok Rocks должен показать азиатскому, австралийскому и американскому рынкам российскую молодую музыку, творческие амбиции нового поколения».

Три дня по всему городу будут проводиться концерту с участием ведущих групп из Японии, Кореи, Америки и Китая, и в это же время на базе ДВФУ и открытых городских площадках пройдёт лекции и мастер-классы, где можно будет узнать о том, как музыкальная индустрия работает изнутри.
Участие в них примут не только российские специалисты, но и ведущие продюсеры, промоутеры, владельцы медиахолдингов, дизайнерских школ и концертных агентств из всех стран Азиатско-Тихоокеанского региона.
Мы рады сообщить, что в рамках этого фестиваля, 25 августа Мирослав Сарбаев, основатель социальной сети Kroogi.com проведёт мастер-класс «Music crowdfunding — теория, практика и пути развития», в ходе которого поделится знаниями о монетизации и продвижению музыки в сети.
Полностью программы фестиваля предствлена на его официальном сайте http://vrox.vladivostok3000.ru.

Дмитрий Попов (Kroogi).
06 авг. 2013 03:30
ссылка комментировать
поделиться
mumiytroll
lagutenko207gw200.jpg
В своё время у журналистов автомобильных изданий возникла мода: проводить тест-драйвы новых автомобилей с участием не профессиональных водителей, но известных артистов и музыкантов. Звёздам предоставлялся автомобиль для теста, журналист записывал впечатления, и в итоге выигрывали все: читатели моментально обращали внимание на известное имя, и многочисленные технические подробности уже совсем не казались им скучными.
В 2008 году таким «тест-драйвером» стал Илья Лагутенко: ему достался свежий суперкар Audi R8, который в то время был предметом восторга всех автомобильных энтузиастов. «Мумий Тролль» тогда уже выпустил «Амбу», и участники группы находились в процессе работы над следующим альбомом.
Ещё не было известно, что он, почти как эта модель Audi, будет называться «8», но было уже ясно, что он станет двойным. Разумеется, это просто забавное совпадение: автомобиль был ни при чём, а «8» был назван так потому, что стал восьмым по счёту студийным альбомом.
Записывался он в Лос-Анджелесе, так что московское представительство Audi обратилось к своим американским коллегам с просьбой предоставить Илье новую R8, а в роли журналиста оказался я, проживавший в то время в районе Сан-Франциско.
Сегодня мы по ряду причин решили вспомнить об этой публикации, вышедшей в российском журнале Audi Magazin. Фотографий для материала было сделано намного больше, чем было нужно журналу, и многие из них никогда не были опубликованы.
Так что сейчас, в рамках проекта на портале Kroogi, для которого Илья Лагутенко придумал название «Наше время: твой free Мумий Тролль», самое время вспомнить о том жарком калифорнийском лете и наконец выложить остальные снимки.
Ведь проект как раз хронологически подошёл к периоду, когда альбом «Амба» уже был известен, а что будет представлять собой следующий, ещё не знали даже сами музыканты.

Другая причина: даже после того как журнал вышел, он, в силу узости маркетинговой ниши, достался только ценителям марки Audi.
И, наконец, причина последняя: некоторые фотографии всё-таки разошлись по интернету, породив слухи о том, что лидер группы «Мумий Тролль» вдруг решил заняться гонками.
В общем, пришло время восстановить правду и вновь свести эти фотографии с текстом, который пять лет назад появился в журнале Audi Magazin.




Илья Лагутенко известен склонностью черпать творческое вдохновение в разных точках планеты, и на этот раз мы застали его в Лос-Анджелесе, вписывающим новую главу в историю рокапопса. «Новый альбом будет самым объёмным за всю историю «Мумий Тролля», точно двойным, а может быть даже и тройным», – сообщил лидер группы журналу Audi Magazin.
Чтобы Илье было легче передвигаться по долгим хайвеям Калифорнии, мы предоставили Лагутенко новый суперкар Audi R8, создав который, корпорация Audi, в свою очередь, тоже вписала новую главу в историю автомобилестроения.
Мы начинаем тест-драйв на длинном и извилистом Малхолланд Драйв, известном синефилам по одноимённому фильму Дэвида Линча, чья сюжетная линия столь же непредсказуема.
Каждый поворот на Малхолланд Драйв может подарить неожиданное развитие событий, но у нашего тест-драйва есть внятная цель: проехать по Беверли-Хиллз, втопить педаль у особняков Сильвестра Сталлоне и Стивена Спилберга, вернуться на бульвар Сансет и припарковаться у перекрёстка Голливудского бульвара и Хайленд Авеню, где каждый год в кинотеатре «Кодак» проходит церемония вручения премии «Оскар».
Возможно, не лучший маршрут для теста спортивного купе? Негде разогнаться в полную силу, ведь максимально разрешённая скорость в этих районах составляет 45 миль в час. Однако Илья Лагутенко считает иначе. «Эта машина хороша в Лос-Анджелесе тем, что их тут пока очень мало, – делится он своими впечатлениями от поездки. – Тут никого не удивишь Феррари или Мазерати, однако Audi R8 вполне проходит по категории “машина, вслед которой сворачивают головы”».
Мы стоим на светофоре на бульваре Сансет возле магазина Hustler, торгующего сексуальными принадлежностями, однако прохожих, ждущих сигнала у перехода, действительно явно больше интересует машина, чем товары секс-индустрии.
«Мощные, спортивные и небольшие, они всегда привлекали внимание, – рассказывает Илья, – однако здесь та ситуация, когда, если ты хочешь стать звездой, тебе буквально ничего не надо делать. Достаточно сесть на Audi R8 и поехать. И если ты не станешь звездой всего Голливуда, то, по крайней мере на какое-то время, станешь звездой Голливудского бульвара».

В каждой стране, где Илья проводит время, ему приходиться брать автомобиль, и, по его словам, выбор определяется в первую очередь климатом и состоянием уличного трафика:

– Я пришёл к выводу, что в Москве у меня нет ни малейшего желания водить. Там нет такого понятия, как добраться куда-то за 15 минут. Ты вынужден стоять в пробке по несколько часов, дышать загазованным воздухом. А учитывая состояние дорог, лучшим выбором может быть только внедорожник – в нём ты не один, в его багажник можно положить кофр с гитарой, а его салон может служить тебе офисом, пока ты преодолеваешь московские расстояния.
В Лондоне необходимость в автомобиле вообще отпадает, поскольку система общественного транспорта там одна из самых эффективных, которые я когда-либо видел. В таких любимых мною городах, где я не только работаю, но и отдыхаю, как Кейптаун или Лос-Анджелес, всё же нужны небольшие спортивные купе, а лучше кабриолеты.
Пожалуй, единственное, чего мне не хватает в Audi R8, – то, что это не кабриолет.
Я помню, как в последний раз в Кейптауне мы брали «Кобру», у которой крыши не было изначально, и когда спросили у хозяина, что нам делать, если пойдёт дождь, он ответил: «Жмите педаль газа посильнее».

– Илья, что для вас главное в автомобиле, если забыть про погодные условия?

– Дизайн. Я не принадлежу к тому классу водителей, которые испытывают большое удовольствие от того, как машина рвёт с места. И, хотя с этим у Audi тоже всё в порядке, для меня главное – дизайн. Эта машина уже, наверное, может считаться живой классикой.
Посмотрите на неё спереди: у неё настороженный взгляд японского самурая, хотя, несомненно, в ней больше от немецких серьёзных намерений, и японское автомобилестроение тут ни при чём. И эта модель до сих пор уникальна, её ещё не многие раскусили...
По повседневным надобностям мы ездим на Тойоте Приус, однако, принадлежа к шоу-бизнесу, ты не всегда думаешь об экономии и экологии, иногда хочется какую-то часть собственного артистизма воплотить в красивом автомобиле и поездке на нём в красивую часть города.

– Расскажите, о вашей новой работе в Лос-Анджелесе. Чем вы заняты в студии, и как будет называться ваш новый альбом?

– Так получилось, что какая-то бомба вдохновения разорвалась над нами, и за последние несколько месяцев мы записали несколько десятков песен, поэтому этот альбом, который должен выйти этим летом, будет таким большим – двойным или тройным.
Как он будет называться? Это самая тяжёлая работа для меня, придумывать название. Вот машина называется R8… Может, как-то с этим связать? Например, так и назвать – R8?

Дмитрий Попов (фото автора).





15 июля 2013 04:16
ссылка комментировать 1
поделиться
mumiytroll
lagutenko_bw.jpg
После того, как мы «оттурили» «Слияние и поглощение» (тур, кстати, назывался «ЗдравствуйДоСвиданья»), пришло время записывать новый альбом. Чтобы не сбиваться в рутину, чтобы совершить перезагрузку, ведь каждый новый альбом – это своеобразный отчёт о пройденном этапе жизни. Работать в одной и той же студии, по одному и тому же гастрольному графику с одними и теми же людьми, может, и эффективно, но мне это неинтересно.
Мне всегда хотелось поиметь побольше жизненных впечатлений. Кроме того, нужно учитывать контекст, в котором мы тогда оказались. Начинали набирать популярность группы типа White Stripes, и, учитывая наши возможности, я подумал, что новый альбом нужно сделать максимально «живым» – довести песни до той кондиции, когда их играет концертный состав группы, и всё.
Мы в то время купили дом недалеко от города Троицка возле Калужского шоссе в Подмосковье, где организовали студию.
Точнее, купили остов дома, своими силами его отремонтировали, а внизу, в подвале сделали очень удобную репетиционную базу, где и провели всю работу над альбомом. Кстати, после выхода альбома дом мы выгодно продали.

Но отрепетированные песни нужно было где-то записать. В то время я много путешествовал по ЮАР, где познакомился со своей будущей женой, которая тогда там работала.
Это совершенно замечательная, очень интересная страна, и мне показалось, что она может добавить каких-то положительных эмоций при записи. Так я нашёл студию в Кейптауне, которая находилась на частной семейной ферме.
Наследник этой фермы очень увлекался музыкой и для собственного хобби построил себе студию среди виноградников. Мы жили там и играли каждый день, наблюдая, как люди выходят по утрам на работу собирать кто виноград, кто какие-то другие ягоды.

Но жизнь там была настолько расслабленной, что я понял: эдак мы не доведём альбом до конца. И в итоге было решено переехать в Лос-Анджелес и закончить всё там. Мы просто погуглили: «the best recording studio LA» – и первой в списке оказалась студия Village Records.
А стоило это примерно столько же, сколько в России или в Англии. В итоге мы закончили с диском за две недели в режиме живого выступления.

Что же касается названия – в детстве на меня огромное впечатление произвёл фильм Акиро Куросавы «Дерсу Узала». У меня было просто наваждение: я мнил себя таёжным исследователем, рисовал картинки, сочинял истории... Во Владивостоке «Амба» довольно распространённое слово, оно имеет много значений и на одном из древних языков обозначает тигра.

Илья Лагутенко.



09 июля 2013 04:38
ссылка комментировать
поделиться